8 (495) 517-70-75
Правовая поддержка

Может ли медицинская организация в одностороннем порядке расторгнуть договор на предоставление платных медицинских услуг

А. Л.Лукьянов, к.м.н., доцент, юрист

   Согласно ст. 2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются основами конституционного строя и признаются высшей ценностью. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст.18). В целях практической реализации вышеуказанных конституционных прав Федеральный Закон от 21.11.2011 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» (далее – ФЗ-№323) установил право каждого на получение платных медицинских услуг (ст. 19). Кроме того, оказание платных медицинских услуг представляет собой воплощение конституционных норм в области свободы экономической деятельности в сфере медицины и права каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 8; ч. 1 ст. 34 Конституции РФ).

   В октябре 2012 г. в соответствии с ч. 7 ст. 84 ФЗ-№323 и ст. 39.1 ФЗ РФ «О защите прав потребителей» постановлением Правительства РФ N 1006 были утверждены Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг (далее – Правила), которые определили в т. ч. порядок заключения договора. Важно заметить, что к таким договорам, согласно п. 2 ст. 779 ГК РФ, применяются и нормы главы 39 «Возмездное оказание услуг» ГК РФ. При этом ст. 782 ГК РФ закрепляет общее право заказчика и исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг и условия, при которых такой отказ допускается. Однако Конституционный суд РФ в своем Определении от 6 июня 2002 г. №115-О указал, что «правовая оценка п. 2 ст. 782 не может быть осуществлена без учета его взаимосвязи с иными нормами Гражданского кодекса РФ, а также положениями других нормативных правовых актов, регулирующих отношения по оказанию медицинской помощи и закрепляющих гарантии реализации прав граждан в данной сфере, в том числе при предоставлении платных медицинских услуг». К таким нормативным актам относятся вышеуказанные Законы Российской Федерации «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», «О защите прав потребителей», а также «Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг».

 Учитывая значимость и специфику сферы здравоохранения, российский законодатель относит к предпринимательской деятельности, осуществляемой под публичным контролем, и деятельность по оказанию платных медицинских услуг. Поэтому договор о предоставлении таких услуг, согласно п. 1 ст. 426 ГК РФ, относится к публичным договорам, т.е. соглашениям, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. При этом отказ организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается, а при уклонении в таком случае от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор и о возмещении убытков, причиненных необоснованным отказом от его заключения (п. 3 ст.426 и п. 4 ст. 445 ГК РФ). Отсюда вполне закономерен вывод, к которому пришел Конституционный суд РФ, рассматривая данный вопрос: «Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения.

  Такое ограничение свободы договора для одной стороны – исполнителя (в данном случае – медицинского учреждения, оказывающего платную медицинскую помощь), учитывающее существенное фактическое неравенство сторон в договоре о предоставлении медицинских услуг и особый характер предмета договора (в том числе уникальность многих видов медицинских услуг, зависимость их качества от квалификации врача), направлено на защиту интересов гражданина (пациента) как экономически более слабой стороны в этих правоотношениях, обеспечение реализации гражданином его права на медицинскую помощь.

   Признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том , что имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35 и 55 (ч.3) Конституции Российской Федерации».

   Что же касается ситуации, когда медицинская организация своей волей в одностороннем порядке расторгла такой договор, то вопрос о том, была ли возможность у медицинской организации предоставить необходимые медицинские услуги и правомерен ли ее односторонний отказ от исполнения обязательств по договору, будет разрешать суд общей юрисдикции на основе исследования и оценки фактических обстоятельств дела и толкования понятия «возможность» применительно к каждой конкретной ситуации. При этом суды будут исходить из того, что законными причинами прекращения договора платных медицинских услуг не могут признаваться такие, которые обусловлены исключительно волей лица, оказывающего данные услуги (п. 3 Определения Конституционного суда от 6 июня 2002 г. №115-О).

13.11.2015

Вернуться к списку статей